г. Москва, м. Фонвизинская
Большая Марфинская 4/2
+7 926 021 00 36
+7 925 270 01 08
info@chessway.ru
Обучение, турниры для детей и взрослых
Восьмой чемпион мира по шахматам

Михаил Таль

Гарри Каспаров сказал о Тале так: "Несмотря на суперкороткое пребывание на шахматном троне (тоже рекорд), Таль был одной из самых ярких звёзд на шахматном небосклоне. Комбинации, жертвы, неисчерпаемый оптимизм — все это было отражением советского общества, облегчённо вздохнувшего после ежовых рукавиц сталинизма"
Михаил Таль родился 9 ноября 1936 года в Риге в семье Нехемия и Иды Таль, которые приходились друг другу двоюродными братом и сестрой. Согласно ряду биографов Таля, настоящим отцом Михаила, о чём знал и он, и круг знакомых, был друг семьи Роберт. В то же время вдова Таля Ангелина и дочь Жанна опровергали это. В 1941 году семья Таля была эвакуирована в село Юрла (сейчас — Коми-Пермяцкий округ Пермского края). В Юрле они прожили до 1945 года. Маленький Миша поражал своими способностями - он мог прочитать длинное стихотворение и сразу запомнить его наизусть, легко перемножал в уме двузначные и трехзначные числа. Окружающие гадали, кем он станет, - выдающимся математиком или литератором. А Миша выбрал другую стезю - стал выдающимся шахматистом. Впрочем, и литературный дар не был забыт. По инициативе Таля в Риге был создан журнал "Шахматы", ставший одним из самых популярных шахматных изданий мира. А яркие аналитические статьи Таля - многие годы бессменного главного редактора журнала - неизменно были в центре читательского внимания. Но все это случится гораздо позже, когда к гроссмейстеру Талю придет всемирная известность.

Михаил Таль впервые сел за шахматную доску не так уж рано - в 10 лет. Но в 17 уже был чемпионом Латвии. Таль вошел (нет, ворвался!) в большие шахматы, когда там царили безмятежное спокойствие и полная доминация поклонников строгой, позиционной игры во главе с Ботвинником и Смысловым. И вот появился "пират", не признающий спокойствия за доской и в каждой партии стремившийся посеять бурю.

Таль ведет атаку, не останавливаясь перед жертвами, даже если их последствия рассчитать невозможно. "Многие жертвы вообще не нуждаются в конкретном расчете, достаточно взгляда на возникающую позицию, чтобы убедиться в их правильности", - считает Таль, и доказывает свою правоту во встречах с сильнейшими гроссмейстерами мира. Логику ходов Таля многие просто не понимают. "Если хочешь выиграть, то порой приходится доказывать, что дважды два - это пять", пишет он в те годы, объясняя свое шахматное кредо. А его соперники, считающие игру Таля блефом, а жертвы некорректными, ищут и не могут найти объяснение талевским победам. Многие считают, что он просто гипнотизирует противников. Чтобы избежать действия "гипноза", гроссмейстер Пал Бенко приходит на партию с Талем в турнире претендентов в темных очках, но и это не помогает ему избежать поражения. На Всемирной шахматной Олимпиаде в Мюнхене в 1960 году, где Таль показывает на первой доске, возглавляя сборную СССР, лучший результат (13,5 очков из 15), аргентинский гроссмейстер Мигель Найдорф, пораженный игрой рижанина, восклицает: "Страшный человек этот Таль! Атакует сильнее Алехина!"

И все же, несмотря на триумфальное шествие Таля, его ошеломляющие успехи, в победу рижанина на турнире претендентов 1959 года не очень верили. Во-первых, буквально за две недели до начала этого важнейшего соревнования Таль перенес операцию аппендицита (как позже выяснилось, на самом деле его мучила тяжелая болезнь почек). А во-вторых, ему противостоит весь цвет мировых шахмат. Среди соперников - Василий Смыслов, еще год назад носивший титул чемпиона мира, "вечно второй" Пауль Керес, полный желания получить наконец право на матч за мировую шахматную корону, чемпион СССР Тигран Петросян, 16-летний американский "вундеркинд" Роберт Фишер. Таль начинает турнир с поражения от Смыслова, скептики злорадствуют, но недолго. Уже после восьми туров Таль вместе с Кересом захватывают лидерство, и в дальнейшем борьба за первое место идет только между ними. На финише Таль отрывается от соперника и побеждает с великолепным результатом - 20 очков из 28 возможных. Теперь ему предстоит решающее испытание - матч за мировое первенство с Михаилом Ботвинником.
Юный Таль ставил за доской перед конкретными соперниками трудные конкретные задачи и для этого не стеснялся идти даже на заведомо некорректные комбинации. И эта блеф-стратегия оказалась ОБЪЕКТИВНО сильной, ибо регулярно приносила исполнителю большой процент очков. Как говорили в те годы, «у соперников Таля всегда находится выигрыш, причем всегда… лишь в анализе после партии!»
Чемпионство Михаила Таля было недолгим - всего год. Видимо, недооценив поверженного с убедительным счетом противника и плохо подготовившись к матч-реваншу, Таль проиграл его Ботвиннику - 8:13. На этом закончилась первая, самая удивительная и яркая часть шахматной карьеры Таля. Ужасно несправедливо, что Талю довелось лишь год побыть на вершине. Легкомысленный молодой гений не готовился к матчу-реваншу с Ботвинником и фактически сделал всё, чтобы его проиграть. Ну как можно было соглашаться начинать матч больным? Михаил во всем соглашался со своим старшим тезкой, уступая ему в переговорах буквально по каждому пункту. Увы, такое ангельское поведение не могло привести к успеху. Как ни печально, в борьбе за высокие титулы просто необходимо быть жестче и расчетливее.

Но впереди были новые взлеты и падения, новые рекорды. Шесть раз становился Таль чемпионом СССР (большее число побед во всесоюзных первенствах лишь у Ботвинника). Таль выиграл десятки крупных международных турниров. На его счету удивительные рекордные серии, установленные в 70-х годах.

В 1972 году он выдал беспроигрышную серию из 83 (!) партий, взяв подряд пять первых мест. А в 1974 году Таль провел без поражений семь турниров и 93 (!) партии. Абсолютный мировой рекорд! Еще одна беспроигрышная серия была зафиксирована в 1980 году - 80 партий без поражений. А в феврале 1988 года Таль подтвердил свою славу выдающегося блицера, выиграв первый чемпионат мира ФИДЕ по молниеносной игре, в котором оставил за бортом и Карпова, и Каспарова.

Таль никогда не отличался крепким здоровьем, он много и тяжело болел, перенес несколько операций. Фактически с начала 60-х, то есть с 25-летнего возраста, Михаил Таль давал всем своим соперникам серьезную фору. Больной играл со здоровыми! Конечно, болезнь периодически отступала, но играть долго с полным напряжением сил молодой экс-чемпион мира уже не мог. Да к тому же и сам играл со смертью в поддавки. Жил на полную катушку, приближая матовый финал! С другой стороны… может быть, это было и правильно! Таль успел взять от жизни всё, что мог. Зато не комплексовал, не чувствовал себя обделенным судьбой, не замыкался в себе, оптимизма и чувства юмора не терял. Однажды его спросили: "Миша, это правда, что вы - морфинист", намекая на слухи о его увлечении наркотиками, которые он порой действительно принимал по совету врачей, чтобы избавиться от сильных болей. Таль мгновенно ответил (используя игру слов - морфий и Морфи): "Нет, я не морфинист, я - чигоринец!" Таль и в самом деле был продолжателем традиций великих русских шахматистов Михаила Чигорина и Александра Алехина, последователем их творческих взглядов, в основе которых лежало стремление к атаке. Выпущенная в 70-х годах книга о Тале называлась "В огонь атаки". Он был рыцарем атаки, без нее он не мыслил себя в шахматах.

В Тале на удивление гармонично уживались ангелы и бесы. Он – человек мягкий и обаятельный, вежливый и деликатный, исключительно доброжелательный к соперникам – за доской превращался в настоящего Мефистофеля. Играл в бисову силу в нечеловеческой манере. Сверкая очами, видел то, что смертному неподвластно. Нарушал всё, что можно, жертвовал направо и налево, уводил соперников в сторону от привычных ориентиров и в обострениях рвал их на части!

Точно так же и в жизни. Всеобщий любимец не мог держаться в общепринятых рамках. Играл, любил, пил, курил, веселился. И все это в дозах, непосильных смертному. Нет, не свеча горела на столе – пылал пожар!
О матче на первенство мира

Москва, 1960 год. Встреча двух Михаилов. Одному - 49 лет, другому - 23. На стороне первого проверенное годами мастерство и огромный опыт. Союзники второго - молодость и неиссякаемый оптимизм, вера в свои силы. Один - шахматный классик, другой - беспокойный искатель приключений. Многие сомневаются в том, что Талю удастся победить многоопытного Ботвинника - слишком велик был авторитет патриарха советских шахмат. Но сомнения рассеиваются уже после первой партии матча, в блестящем, атакующем чисто талевском стиле, выигранной претендентом. Захватив лидерство, Таль не отпускает его. Он явно превосходит партнера в комбинационных осложнениях, а попытки Ботвинника перевести игру в спокойное русло не удаются. После семи партий перевес Таля достиг 3 очков - 5:2. Ценой больших усилий Ботвинник сократил разрыв - 4:5. Но это было все, что он мог сделать. Таль уверенно восстановил преимущество и, выиграв матч у Ботвинника со счетом 12,5:8,5, стал в 23 года самым молодым в истории шахмат чемпионом мира.

Лишь спустя 25 лет этот рекорд побьет Гарри Каспаров, получивший шахматную корону в 22 года. Автору этих строк довелось брать интервью у Таля в ноябре 1985 года, когда Каспаров стал чемпионом мира. И попросив меня передать Гарри поздравления и по поводу чемпионства, и в связи с тем, что он побил своеобразный рекорд молодости, Таль с присущим ему юмором сказал: "Только обязательно скажите Гарику, чтобы он не покушался на другой мой рекорд". "Какой?" - спросил я. "В 24 года я стал самым молодым в истории шахмат экс-чемпионом мира!"

Источник: Валерий Асриян // Газета "Трибуна" № 43 от 3 ноября 2011

Борис СПАССКИЙ – Михаил ТАЛЬ
Монреаль 1979

20...Сh2+ 21.Kрh2 Лh5+! (но не 21...Кg4+ из-за 22.Kрg3) 22.Kрg1 Кg4! Атака по вертикали «h» неотразима – на 23.Лe1 следует 23...Лh1+! Белые сдались. 0-1