г. Москва, м. Фонвизинская
Большая Марфинская 4/2
+7 926 021 00 36
info@chessway.ru
Обучение, турниры для детей и взрослых
Одиннадцатый чемпион мира по шахматам

Роберт Фишер

Фишера называли 'хладнокровным убийцей'. Он никогда не жалел соперника и, если была возможность, громил его с удивительной безжалостностью. Один из самых показательных случаев произошел в 1971 году, когда Роберт в претендентских матчах с Ларсеном и Таймановым поставил рекорд – 12:0. Ранее такого разгрома не испытывал ни один профессиональный шахматист.
Роберт Фишер появился на свет в Чикаго 9 марта 1943 года. Его отец, Ханс-Герхард Фишер, был немецким биологом, идейным коммунистом, проживающим в СССР. Мать, Регина Вендер, была швейцарской еврейкой. Родители Бобби познакомились в Московском медицинском университете, где училась Регина. В 1939 году они покинули СССР, но их пути разошлись: Герхард переехал в Чили, а Регина поселилась в Бруклине, США.

Тот факт, что супруги жили раздельно, долгое время не давал покоя биографам Фишера и породил версию, что настоящим отцом шахматиста был Поль Немени – математик, бежавший в годы войны из Германии в США. В пользу этой версии говорит тот факт, что Немени принимал активное участие в воспитании мальчика, оплачивал его учебу и всячески помогал финансами.

Когда Роберту исполнилось 6 лет, сестра научила его играть в шахматы. Он настолько увлекся этой игрой, что постепенно стал замыкаться в себе. Бобби перестал общаться с одноклассниками, и в какой-то момент обеспокоенная мать обратилась к врачам. Те посоветовали не препятствовать увлечению сына, а наоборот поощрять его. В 10 лет мать отдала его в шахматный клуб, и он выиграл первый в своей жизни турнир.

В школе Роберт тоже проявлял необычные способности. Обладая феноменальной памятью, он самостоятельно выучил немецкий, испанский, русский и сербохорватский языки. Уже в раннем возрасте он свободно читал иностранную шахматную литературу. Бобби не раз говорил, что в школе учиться нечему, и что все учителя 'тупые'. Единственным неглупым человеком в школе, по словам Фишера, был учитель физкультуры. Он неплохо играл в шахматы, поэтому был чуть ли не единственным другом Роберта.

В конце концов, Фишер бросил школу и полностью посвятил свою жизнь любимому виду спорта. По словам Роберта, все, что он хотел делать – это играть в шахматы. Он поссорился с матерью, и она, оставив ему квартиру, уехала. С этого момента Бобби был предоставлен сам себе.

Целью Роберта Фишера было мировое чемпионство, и для этого он делал все возможное. Чтобы поддерживать свое здоровье, он занимался не только шахматами, но и другими видами спорта: теннисом, коньками, плаваньем, лыжами.

В 14 лет Роберт выиграл чемпионат США, а в 15 стал международным гроссмейстером. Большинство известных шахматистов видели в нем всего лишь ребенка с необычным складом ума, но когда начинали играть – сталкивались со зрелым мастером, готовым на все ради победы.

В 1959 году на своем первом международном турнире в Югославии, он с сухим счетом 0:4 проиграл Михаилу Талю. В играх с гроссмейстерами экстра-класса была видна неопытность Бобби: он переоценивал свои шансы и пренебрегал турнирной тактикой.

Однако неудачи только подстегивали Фишера к самосовершенствованию. Со временем он начал одерживать блистательные победы, а в 1971 году в борьбе с претендентами вышел в финал, где со счетом 6,5:2,5 обыграл Тиграна Петросяна. Это дало ему право сразиться с действующим чемпионом мира Борисом Спасским. В 1972 году в Рейкьявике состоялась одна из самых увлекательных и страстных игр за всю историю шахмат. И Фишер уверенно победил, став чемпионом мира.
После победы Фишера встречали в США как национального героя. Сразу по возвращении в США он был приглашён президентом Никсоном на званый обед в Белый Дом, но отказался от приглашения, сказав: «Терпеть не могу, чтобы все мне смотрели в рот, когда я жую».

Западная пресса осыпала Фишера лестными эпитетами, многие известные люди — певцы, актёры — искали его дружбы и хотели учиться у него шахматной игре. Победа Фишера способствовала популяризации шахмат на Западе — сначала среди светской публики, а затем и среди молодёжи, считавшей Фишера своим кумиром. Особенно заметно это было в США и Исландии. В США многих новорождённых называли Бобби, в честь Фишера, на Бродвее ставились шахматные мюзиклы.

Сам Фишер спокойно отнёсся к происходящему, и продолжал вести себя в обычной, резкой и независимой манере. Он неохотно давал интервью, предпочитая общаться лишь с узким кругом своих ближайших друзей, отказался от всех предлагавшихся ему многомиллионных рекламных контрактов (рассказывали, что Фишеру, в частности, предлагали рекламировать автомобили, но он, лично ознакомившись с товаром и найдя в нём множество недостатков, заявил, что «не собирается рекламировать автомобиль для самоубийц»). При этом он, однако, установил плату за любое своё участие в общественных мероприятиях. Так, за прочтение письма он требовал платить 1000 долларов, за разговор по телефону — 2500, за личную встречу — 5000, а за интервью — 25000. Через несколько месяцев он постепенно перестал появляться на публике, говоря, что очень устал.

Последняя партия матча со Спасским стала последней официальной партией, сыгранной Фишером. Хотя перед матчем он и говорил журналистам, что после завоевания шахматной короны он будет ездить по миру и играть за очень большие гонорары, в результате добьётся того, что шахматы станут самой дорогой игрой, однако за последовавшие за чемпионатом три года он не принял участия ни в одном состязании. После завоевания титула новый чемпион играл редко, исключительно неофициальные партии, и ни разу не выступал в серьёзных турнирах.
Как правило, если Фишер не мог договориться об 'особых' условиях своего пребывания на турнире, он вообще в нем не участвовал.
По свидетельствам знавших его людей, получение титула лишь обострило самолюбие нового чемпиона, и даже мысли о возможности поражения были для него крайне болезненны.

В какой-то момент странности Роберта достигли своего апогея. В 1975 году он отказался от матча за мировое чемпионство, и ФИДЕ объявило новым чемпионом Карпова.

До 90-х годов он уединенно жил в Калифорнийском городке Пасадина, где какое-то время даже пребывал в религиозной секте 'Всемирная церковь Создателя'.

На этом история гениального гроссмейстера не закончилась. В 1992 году он неожиданно согласился на предложение одного югославского банкира сыграть матч-реванш со Спасским. Фишер уверенно победил, но в США уже не вернулся. В Америке ему грозил огромный штраф и 10 лет тюрьмы за то, что он нарушил международное право, так как США в то время объявили Югославии бойкот.

В 1981 году имя Фишера снова появилось на страницах газет: экс-чемпиона арестовала полиция по подозрению в ограблении банка, приняв за находившегося в розыске грабителя. Фишер вырывался, крича, что он чемпион мира по шахматам, в результате полицейские его побили. Через два дня обвинения в ограблении были сняты и Фишера освободили, но присудили штраф в 1000 долларов за порчу имущества тюрьмы и неподчинение полицейским. После этих событий вышла книга Фишера «Меня мучили в тюрьме Пасадены», где он описал своё пребывание в тюрьме.

Фишер уехал на Восток. Сначала он жил на Филиппинах с Мэрилин Янг, а затем в Японии со своей старой знакомой Миеко Ватаи. В 2000 году он тайно перебрался в Америку, но через три года его паспорт аннулировали, а вскоре арестовали в одном из японских аэропортов. Разразился нешуточный международный скандал. США потребовали выдать им преступника Фишера, но за того вступились известные гроссмейстеры. Безумный Бобби назвал свой арест похищением, обвинил в заговоре Джорджа Буша и японского премьер-министра, а также не забыл упомянуть вездесущих евреев, в очередной раз обвинив их во всех мировых бедах. «Америка находится под полным контролем евреев. Всё начальство — евреи, тайные евреи или ЦРУшные крысы, которые на евреев работают. Госсекретарь и министр обороны — пархатые жиды. Посмотрите, что они натворили в Югославии». В конце концов, он сказал в интервью филиппинской радиостанции, что полностью одобряет действия «Аль-Каиды» и теракты 11 сентября.» заявил в своем выступлении на радио Фишер.

Фишер провёл в тюрьме 8 месяцев, за это время успев предложить Миёко выйти за него замуж и заключить с ней брачный контракт. Сербия и Черногория, Германия иИсландия заявили о готовности предоставить Фишеру гражданство, и 24 марта 2005 он был депортирован в Исландию. Перед вылетом из Японии Фишер сказал журналистам, что считает свой арест похищением, повторил обвинения в адрес Буша и Коидзуми и сказал, что они «должны быть повешены как военные преступники».

Свои последние годы он прожил в Рейкьявике.

В 1990 году Фишер зарегистрировал патент на новые шахматные часы («часы Фишера»), в которых игроку после каждого хода добавляется определённое количество времени.

Р.Летелье - Р. Фишер
Шахматная олимпиада, 1960г


21..Ле3! 22. Ле3 Ле3 23. Кре3 Фf4! 0-1


Возможно, Роберт Фишер не получил бы такую известность, если бы не постоянные скандалы, сопровождавшие его.
Весьма характерный пример — выступление Фишера на межзональном турнире в Сусе (1967 год). Фишер заявил, что по религиозным соображениям не может играть в пятницу вообще, а в субботу — ранее семи часов вечера. Организаторы приняли это к сведению и учли в расписании турнира, но затем Фишер потребовал, чтобы по субботам и другие участники начинали свои партии одновременно с ним. Когда это требование было отвергнуто, он заявил главному судье Дьяконеску: «Вы коммунист!» Из-за переноса игр с пятницы и субботы у Фишера оказался довольно напряжённый график. Сыграв несколько партий, Роберт решил отдохнуть и пропустил игру, а когда ему засчитали техническое поражение, отказался от дальнейшего участия в турнире. После долгих уговоров со стороны организаторов (которым совсем не нравилось выбытие явного фаворита турнира) Фишер согласился вернуться, но, сыграв ещё две партии, снова пропустил игру и уехал. После новых переговоров он снова согласился продолжить турнир, но попросил перенести начало следующей партии, с Бентом Ларсеном, с 6 на 7 часов, чтобы успеть добраться до места. Ларсен согласился. Заинтересованность в Фишере была так велика, что американское посольство выделило для него машину, а полицейский вертолёт специально отправили контролировать трассу, по которой Фишер должен был приехать. Но в 6 часов Фишер позвонил организаторам и целый час уговаривал их дать ему возможность (вопреки регламенту) сыграть пропущенные партии, на что получил твёрдый отказ. Тем временем срок начала партии настал. Фишер попросил отсрочить партию (из-за переговоров он не успевал приехать за час — максимальное время опоздания), но Ларсен категорически отказался, сказав: «Часы пущены» (отсрочка после начала партии была бы грубейшим нарушением правил). Лидер получил третье техническое поражение и, всё ещё оставаясь на первом месте среди участников, выбыл из турнира